Р А З Л О М

(Субъективные заметки зрителя)

Черная южная ночь. Лезвие метеоритного дождя, полосующего небосвод. Колеблющиеся далеко в море огни "Иностранца". Слабеющий луч фонарика, не дотягивающийся до вертикали известковой громады, подступившей к самой воде. Неверная опора под рукой. Ноги в соленой, искрящейся миллионами ярких точек черноте...

Порой кажется, что та часть жизни, которая не лежит на поверхности, которая находится в другом ее измерении, скрытом от обыденного взгляда, похожа на такой путь в ночи. Где реальность только тропинка, освещенная неверным лучом света, сбегающая вниз с опасной осыпи и уходящая в сторону от тревожного плеска волн. Смутная догадка об этом возникает, когда узнаешь, что существует понятие "потерянное поколение", что уходят со сцены те, чьи песни и музыка были выражением идей своего времени.

И тогда спрашиваешь себя. Где мы находимся теперь? С трудом подымаемся ли все же вверх? Или весело, беззаботно катимся неудержимо вниз? Может быть ответ поищем в книгах? Но из-за них можно оказаться в положении человека, едущего в поезде лицом назад к будущему, вперед к прошлому. В то время, когда возникает какой-то новый мир. Еще не очеловеченный, не осмысленный, не освоенный нашей душой. И потому то, что происходит в нем, вызывает у нас раздражение, непонимание, отвращение.

И вот - спектакль. "Рок-н-ролл". О совсем чужой, далекой жизни по ту сторону океана. Со своими законами и понятиями: студенческая опера "Иисус Христос", борьба против военных заказов, избиение и расстрел мирной демонстрации... Но кажется есть что-то общее между нами. Что же? Напряженно пульсирующее пространство над головокружительной пропастью, раздробившее единое для всех изначально пространство и время. Великое противостояние эпохи. Кровоточащая, вибрирующая, оплавленная линия разлома двух систем, устремленная из далекого прошлого гибельной ярости гибельных атак через опасное сегодня, содрогаемое залпами главных калибров военных кораблей, в завтра, координаты которого уже вычислены и введены в боеголовки ракет. Разлом с одной стороны которого те, кто осознал свою ответственность за будущее и живет ради него, а с другой те - живущие в прошлом или в хате, которая по-прежнему с краю.

Сейчас этот разлом проходит не только через джунгли Анголы, сельву Никарагуа, долину Бекаа. Линия его рядом с нами. В тот вечер она прошла через актовый зал 9-го корпуса, разметав по разные стороны тех, кто пришел на Христа, на слайды и музыку. И тех, кто осознал, что на один миг вспыхнул перед ними луч света, осветивший тропинку студенческой жизни, круто свернувшую от интересов традиционного треугольника: студент - профессор - экзамен - к осознанию забот всего мира как своих.

Почему одни книги, спектакли мы называем значительными, несем их с собой всю жизнь, а другие забываем на следующий же день? Наверное потому, что первые - средоточие важнейших, волнующих всех проблем, синтез духовного состояния сегодняшнего дня. Именно к их числу относится работа институтской экспериментальной студии, "рискнувшей" выйти на важнейшие силовые линии эпохи. И это главное. Конечно можно говорить, и им говорят о деталях. Погрешности драматургии, актерской игры, затянутые паузы между музыкально-слайдовыми вставками... Но о самом важном - о том, что студия "РИСК" выбрала правильный путь, нашла на нем себя и успела кое-что рассказать нам о нас, красноречиво говорит заполняющийся до отказа огромный институтский концертный зал.

Алексей Костин,
Газета "За инженерные кадры"
No 17-18, 12 мая 1984г.


ТВОРЧЕСКОЕ  КРЕДО - ОТКРОВЕНИЕ  СЕРДЕЦ

Тот, кто в последние недели проходил мимо концертного зала ТПИ, наверняка заметил, что по вечерам его окна мерцали, будто за ними колыхались золотисто-апельсиновые занавеси. В молодежном театре-студии рождался новый спектакль. Очередная работа студийцев - "Рок-н-ролл на рассвете" - вскоре была представлена на суд первых зрителей.

...Тревожны звуки музыки, под которые на сцену выгоняют Христа. Шумящая, озлобленная толпа.

"Убили, убили, убили!", - летят крики в пространство зала. Лучом прожектора высвечивается фигура репортера американского телевидения Тони Бэлвина.

"Дорогие телезрители, - говорит он в зал. - Я нахожусь в почти что настоящем театре. Студенты репетируют рок-оперу "Иисус Христос - суперзвезда".

Еще мгновение, и в самодеятельных актерах, играющих мифологических героев, мы узнаем наших современников, студентов сегодняшней Америки. Миф сталкивается с реальностью, тускнеет перед сложностями жизни, извергающей из своих глубин суровую правду. Образы христианской легенды - Иисус, Иуда, Мария Магдалина, Симон Зелот - вдруг обретают соответствия в судьбах современных молодых американцев, исполнителей оперы, напряженно ищущих свое место в жизни, мучительно пытающихся понять, кто есть кто в этом безумном, безумном мире.

Добро и зло пересекаются в сознании молодых американцев Ирвинга, Стива, Дженни, Роя. И пока неясно, что значат, например, яркие лозунги Роя: "За революцию!", или протест Ирвинга, а также, что мучает Стива. Он прошел Вьетнам и, вернувшись домой, бросил свои медали к порогу Белого дома.

А Дженни? Так же, как и ее героиня в спектакле "Иисус Христос - суперзвезда", она ищет встречи с сильной личностью. Сквозь рекламные потоки, сквозь бред марихуаны ее чуткая, нежная душа стремится навстречу Стиву. В студенческой опере он играет Иуду. Иисуса - Ирвинг.

"Рок-н-ролл на рассвете" идет в очень напряженном темпоритме, без остановок, без задержек (это одна из особенностей творческой манеры театра-студии), буквально катит, сменяя одну картину другой.

Но быстрая смена событий не мешает вызревать сути, не "стирает" логики действия, обусловленной поступками героев. Иисус и Иуда в жизни меняются ролями. Большой, сильный Ирвинг меркнет, дискредитируется, становится воплощением мещанства и ничтожности. Замкнутый ветеран подлой войны во Вьетнаме, Стив обращается в личность, способную бороться за правду.

Действие "Рок-н-ролла" происходит в атмосфере острой политической жизни Америки. Одна группировка спорит с другой, одно мнение хлещет по другому. Как зловещий символ, над судьбами рядовых американцев возвышается громада Пентагона. На базе под Альбукерком вот-вот должно начаться испытание нового смертоносного оружия. Об этом узнают студенты. Но развязка ситуации - впереди.

А пока на сцену вторгается горячая волна студенческих демонстраций. "Нет Пентагону!", - звучат возгласы. Сцена рассечена надвое. На одной стороне - студенческое общежитие. На другой - ночной бар предприимчивого Као-Янга. Соблазнительный туман этого заведения не способен затмить черных делишек его владельца. Као-Янг делает деньги не считаясь со способами их накопления. Он занимается контрабандой наркотиков, не прочь извлечь пользу из политических интриг. Именно в его лапы попадают четверо студентов-актеров и волею судеб оказываются на той самой базе, где находится смертоносный "рок-н-ролл". Игра кончается. Продолжение спектакля составляет только реальность - реальность протеста и борьбы, в которой убеждения и поступки живых людей оплачиваются подчас самой их жизнью.

Выстрел. Фигурка Дженни в легком платье, о котором она так страстно мечтала, медленно падает на просцениум...

Пьеса журналистов-международников Т.Колесниченко и В.Некрасова выстроена лишь схематично. Интерпретация каждого образа - дело фантазии создателей спектакля. Но театр-студия "РИСК" и его режиссер Геннадий Крестьянкин предпочитают именно такой драматический материал.

В своих спектаклях студийцы используют разнообразные сценические приемы. В "Рок-н-ролле" мы видим и теневой театр, и слайды, и стоп-кадр, и рапид (медленный повтор действия для усиления смысловых акцентов эпизодов).

Предыдущей постановкой театра был "Клоп" В.Маяковского. В его прологе звучали слова поэта, которые я бы назвала творческим кредо коллектива:

Люди, оглянитесь вокруг!
Сколько средь нас невнимательных.
Невнимательность ведет к обезличиванию.
Давайте друг друга на откровенность выманивать.
Даешь бой безразличию!

И такие спектакли, как нынешняя премьера не оставят равнодушным никого. Потому что не будет, не может быть равнодушных там, где во весь голос говорится о насущных проблемах современности, говорится голосами и сердцами молодых людей, ищущих себя в тревожном и прекрасном мире.

Ольга Лазукова,
Газета "Молодой коммунар"
No 139, 22 ноября 1983г.


СОТВОРЕНИЕ   ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Накануне Нового Года в адрес молодежного экспериментального театра-студии "РИСК", творческая история которого началась три года назад в стенах Тульского политехнического института, пришло письмо от журналистов В.Некрасова и Т.Колесниченко, работающих в журнале "Коммунист" и газете "Правда". Есть в этом письме такие строки: "Нам очень приятно, что ваша студия обратила внимание на пьесу "Рок-н-ролл на рассвете", авторами которой мы являемся. Желаем всем студийцам успеха в работе над ней и вообще больших творческих успехов. Теперь по существу дела: о теме спектакля и характеристиках действующих лиц ..." Письмо на четырех страницах.

И вот все возрастающий успех спектакля "Рок-н-ролл на рассвете". Возрастающий, потому что спектакль идет при набитом до отказа концертном зале на 1300 мест. Через всю пьесу проходит образ Иисуса Христа, героя американской рок-оперы "Иисус Христос - суперзвезда", постановку которой осуществляют по ходу пьесы студенты Нью-Йоркского университета. Выбор этого символического образа для понимания идеи пьесы чрезвычайно важен. Богочеловек, предложенный христианской моралью для "спасения человечества" от грехов, терпит в современных условиях полное фиаско. Мир - накануне ядерной катастрофы, ждать спасения с небес уже невозможно, надо принимать меры. К этому призывает пьеса, рассказывающая и показывающая современную Америку, ее молодежь, надежду и защиту мира. Но надежда ли она и защита?

Пьеса горькая как полынь или желчь. Она говорит: посмотрите, как мало потребовалось, чтобы свершилось превращение - немного грубой лести, немного властного насилия и демагогии, немного обмана, немного искушений для ничтожного тщеславия - и чудовищное, немыслимое свершилось. Студент Ирвинг, играющий в рок-опере Иисуса Христа, становится Иудой, предает своих товарищей. Ирвинг-Христос не знает для чего живет на земле и что должен на ней свершить. Этой беде подвержены многие. Его жизнь раздроблена, лишена внутренней связи, идеи. Он нравственно развращен - телевидением, порнографией, трехдолларовой "любовью". Будущее? Это деньги, комфорт, их можно заработать и нечестным путем. А что такого? Кто объяснит, что это плохо?

Истина всегда на краю, а не в середине. Согласитесь: человек вообще думает только в крайнем случае, когда уже вода к горлу подступит... И вот возле этого-то края каждый проявляет себя. У каждого есть свобода выбора. Но вот как сделать выбор?

Отношения между человеком и богом перевернуты: трагические проблемы теперь должны решать сами люди, а боги чаще всего фигуры чисто комические, лишенные того пророческого смысла, который когда-то был вложен в них. Это бессильные боги, если они не могут помочь студентке Арлин расправиться со своей страстью к наркотикам, если они не могут продлить ту ночь, которая сделала счастливыми Стива и Дженни...

Когда б на землю он сошел сегодня,
его б вы окровавили, схватив,
содрали б кожу с плеч его святых
и продали бы в первой подворотне...

Надо отдать должное театру-студии "РИСК": и сценическое мастерство, и ряд технических средств, и музыкальное оформление спектакля не только будят в зрителе чувство сопереживания, но и заставляют по ходу действия вслушаться в голос собственной совести, проверить себя, а как бы я, или ты, или вы поступили бы на месте вот этого американского юноши или этой американской девушки... И еще появляется чувство стыда за нашу, что скрывать, действительно счастливую жизнь, когда в мире творится такое... Что это за мир?

Один из так называемых "черных ангелов" нового Апокалипсиса утверждал: "Человечеству потребовалось тридцать веков, чтобы набрать нужную скорость на пути к будущему. Осталось всего лишь тридцать лет, чтобы затормозить перед пропастью!" Такой тотальный приговор не может не напугать слабых духом. Не впервой раздается на земле вопль о "конце света". Тормозить? Замедлить? Отступить? Существует только один выход. Изменить! Передвинуть стрелку, чтобы изменить направление движения. Иного выхода нет.

Но как передвинуть стрелку? Все эти и многие другие вопросы возникают в смятенном духе зрителя, побывавшего на спектакле театра-студии "РИСК".

Более двухсот студийцев прошли в течении трех лет через репетиции и спектакли театра-студии "РИСК", приобщились к великому таинству перевоплощения. Сейчас в студии 45 человек. Это сложившийся творческий коллектив, способный решать серьезные сценические задачи. И я хочу от души поблагодарить всех участников спектакля во главе с режиссером Геннадием Крестьянкиным за громадный труд и трудности которые пришлось преодолеть при постановке этого грандиозного проекта, а актеров - Валентина Камчатникова, Людмилу Антоненкову, Александра Петрова, Юрия Лосева, Евгения Миронова, Игоря Берзона, Елену Журавлеву за удачное решение образов их героев и пожелать удачи на сцене.

Ирина Извольская,
Газета "За инженерные кадры"
No 35, 28 октября 1983г.


ПРИТЯГАТЕЛЬНАЯ СИЛА ТЕАТРА

В канун праздника проводилась декада спектаклей народных театров и студий Тулы и области, посвященная 40-летию Победы. В нее вошли 14 лучших спектаклей. Среди них "Десять минут надежды" Вадима Коростылева и "Рок-н-ролл на рассвете" Томаса Колесниченко и Вадима Некрасова - народного театра-студии "РИСК" Тульского политехнического института, режиссер Геннадий Крестьянкин.

Спектакль "Рок-н-ролл на рассвете" - серьезная творческая удача молодого театрального коллектива, которому органически близки и понятны проблемы борьбы прогрессивного студенчества Америки. Спектакль "жесткий" и "жестокий", как и сама американская действительность. Точность идейных акцентов, динамизм действия, разнообразие художественных приемов - все заставляет зрителя с обостренным вниманием следить за перипетиями борьбы американских студентов против войны, против бессмысленной отупляющей жизни, против тех, кто делает ее такой.

Есть тут и настоящая любовь, прекрасно сыгранная Людмилой Антоненковой и Игорем Черновым (Дженни и Стив), и высокая преданность идее (Рой - Евгений Миронов), и ее предательство (Ирвинг - Игорь Бортулев). И представители тех псевдореволюционеров, которые стремятся использовать бунт молодежи в своих гнусных целях (зловещая фигура Као-Янга, хозяина ночного клуба - точный и емкий образ, созданный Игорем Берзоном).

Ценою горьких разочарований и потерь достигается ими идейное возмужание, открытие истинных путей борьбы за новую жизнь.

Хорошо, когда талантливый коллектив обогащает замысел драматурга, и спектакль является не простым переведением пьесы на сцену, а полноправным сотворчеством коллектива с автором. Однажды Виктор Розов на вопрос, чем ему, драматургу интересен театр, ответил: "Своим "наваром". Я люблю смотреть, что театр добавил от себя, как он развил мою мысль".

Пожелаем же нашим театрам, чтобы больше в их спектаклях было этого творческого "навара" - в нем все искусство театра, его притягательная сила.

Борис Сушков, кандидат искусствоведения
Газета "Коммунар"
No 120. 26 мая 1985г.


[Вернуться к спектаклю]   [На страницу репертуара]