Друзья уходят как-то невзначай…

Любой юбилей - это, прежде всего, подведение итогов. И главное в суете ликования не забыть тех, кто сделал все для достижения цели, но не дошел до финиша. И сейчас, в год юбилея молодежного театра "РИСК", мне, как человеку не совсем постороннему, захотелось рассказать о двух талантливых актерах, замечательных друзьях и просто хороших ребятах - Игоре Зарубинском и Володе Ермолаеве.

Игорь, да почему же Игорь, Гоша - так все его называли, приехал в Тулу из Одессы. И как любой одессит, оказался весельчаком, шутником, балагуром - словом, душой компании. Но, помимо этого, он был еще прекрасным актером и замечательным поэтом. Именно он написал песню, которая претендовала на звание гимна «РИСКа». Но так и не стала. Увы, немногие теперь помнят её слова, поэтому я позволю себе процитировать несколько строк:

Допоём, доиграем, дойдём
До огней голубых в облаках
Незапятнанным чистым дождём
И по-детски еще впопыхах.

Этот мир - он такой небольшой,
Но для нас его хватит вполне,
А не хватит - придумаем свой,
Или, может, увидим во сне.

Нам боль врага и радость друга
Важнее денег и наград,
Не будем же надеяться на чудо,
Да здравствует, театр!
Да здравствует, театр!

А позже Гоша проявил себя и на актерском поприще. И если роль бандита и убийцы Эндрю в спектакле "Рок-н-ролл на рассвете" была воспринята неоднозначно, слишком уж романтичным получился его герой, то следующая работа - студент Гамлет в пьесе-шутке "Гамлет и Джульетта" покорила всех. На сцене жил, переживал, страдал бездельник и шалопай, которого невозможно было не любить и не жалеть. И когда все его проблемы успешно разрешались, зал радовался абсолютно искренне.

А потом случилась актерская трагедия. Нет, никто не умер и не пострадал, но ведь выстраданная и не сыгранная роль тоже никого не радует. А именно это и произошло с Гошей при постановке спектакля «Пролетарская мельница счастья». Он просто мечтал о роли Илюхи — придурковатого зятя местного кулака, хотел довести образ деревенского недоумка до философа и мыслителя. Но, увы, режиссер увидел эту роль иначе, и Гоша Илюху так и не сыграл.

А еще через год произошла настоящая беда. Ах, если бы можно было заранее знать свою судьбу! Может быть Гоша, отучившись один год в Туле, не переводился бы в Одесский институт и не возвращался пока в Одессу. Но это случилось. А потом — март, скользкая дорога, автокатастрофа… И 15 марта 1987 года показ спектакля театра-студии «РИСК» «10 минут надежды» был посвящен светлой памяти Гоши, Игоря Зарубинского.

Кроме театра Гоша увлекался журналистикой, был корреспондентом институтской газеты. На сайте театра в разделе ПРЕССА есть его статья: «Собрать мир из кусочков», посвящённая именно этому спектаклю. О последнем полёте Экзюпери. И написал он её ровно за год до своей гибели.

Он писал: «Открытые, обнаженные нервы поэта, протянутые в зал. Удар тока. Это взрыв, обрушивающий на зрителя обломки треснувшего неба. Мир расколот, и нужно собрать его, подогнать кусочек к кусочку, тщательно, ошибки здесь быть не должно. И все же каких-то кусочков не хватает... И все рушится в пропасть голубого до беззащитности, яркого неба, в котором отразилось море». Вот и Гоша, как Экзюпери — погиб на взлёте…

А 28 октября 1987 года показ другого спектакля «Рок-н-ролл на рассвете» был посвящен памяти ещё одного прекрасного актера театра-студии Володи Ермолаева.

Володя не был похож на Гошу, скорее наоборот. Если Игорь, как и всякий одессит, жил с душой нараспашку, то Володя был весь в себе. Он мало кого пускал в свою душу, хотя те, кому повезло туда попасть, уж точно не были разочарованы. Может быть, именно по этому его актерский талант был замечен не сразу. Ходил человек в театр, озвучивал спектакли, ну и ладно. Сейчас, даже трудно сказать, что побудило постановщика спектакля "Пролетарская мельница счастья" Геннадия Крестьянкина поручить ему одну из главных ролей - Председателя комбеда. Но то, что эта роль стала победой Володи - несомненно. На сцене жил реальный командир-буденовец, готовый на все ради победы мировой революции. И в то же время какая-то ирония была в этом образе, какая-то чисто Володина лукавинка в его открытой и доброй улыбке.

А следующая работа Володи окончательно подтвердила, что в "РИСКе" восходит новая звезда. Речь о роли Даниэля в спектакле "Обречённые". Даниэль - одна из самых сложных ролей в репертуаре театра. Сыграть человека, потерявшего сына, теряющего любовь жены, мучительно делающего выбор между долгом и честью и, в конце концов, совершающего верный шаг - очень нелегко. Но Володя был настолько искренен и правдив, что никто в зале не сомневался - его выбор верен. Казалось бы, все замечательно - живи и блистай. Но и тут вмешалась злодейка-судьба. Непонятная и скоротечная болезнь, бесполезные потуги врачей, и от мирового парня Володьки Ермолаева остаются только слова-пароль "одиннадцатая берёзка" - примета его могилы.

Я рассказал лишь о двоих безвременно ушедших рисковцах — моих друзьях. А ведь тех, кто занимался в театре и покинул этот мир — не в пример больше. Дима Рыбаков, Дима Тошнов, Вася Бурлак, Лена Колобова, Лена Нестерова, Сережа Пученкин, Костя Дроничкин, Алёна Нестерович, Рома Семёнов — все они были с нами и оставили о себе добрую память. И я искренне верю, что сколько бы лет не прошло — тридцать, пятьдесят, сто — эти, а может быть и другие имена (чего греха таить, все мы смертны) навсегда останутся в памяти тех, для кого театр-студия «РИСК» не пустые слова.

Сергей Кузьмищев


[Вернуться к прессе]   [На страницу репертуара]