Тридцать лет РИСКа и процветания

27-го ноября Тульский молодёжный театр-студия "РИСК" отметил свое 30-летие. В программе праздника: видео-экскурс в историю театра, поздравление творческих коллективов города и официальных лиц, посвящение в актеры, присвоение звания "Заслуженный артист театра" и театральные капустники.

Театр был создан режиссёром Геннадием Крестьянкиным. Первое публичное выступление коллектива состоялось на большом праздничном концерте в честь 50-летия Тульского политехнического института 28 ноября 1980г. С тех пор этот день считается днем рождения Тульского молодежного театра-студии "РИСК".

За историю существования "РИСКа" в нем занималось более тысячи человек. Сейчас в учебной студии - 14 молодых студийцев, кандидатов в актеры. А в ведущих спектаклях репертуара участвуют те, чья жизнь уже давно связана с театром, кино, телевидением. Их более двадцати. Все репетиции и спектакли коллектива проходят в уютном и прекрасно оборудованном театральном зале по адресу г.Тула, пр.Ленина, 90.

За эти годы тульский молодёжный театр-студия "РИСК" представил около сорока постановок, среди них Шекспировские "Укрощение строптивой" и "Отелло", Чеховская "Чайка", "Сказочки" Салтыкова-Щедрина, "Летучий голландец" Лероя Джонса, "Охота на Крыс" Питера Туррини, "Декамерон" Боккаччо и другие прекрасные спектакли. РИСКовцы стали лауреатами и дипломантами театральных фестивалей в Екатеринбурге и Брянске, Нижнем Новгороде, Новомосковске и Орле. Коллективу присвоено почетное звание "Народный". При театре есть учебная студия, в которой проходят занятия по актерскому мастерству, сценической речи, движению, пантомиме, хореографии, фехтованию, вокалу.

Действие первое.
Театр не умрёт никогда

Начали торжественную часть кадры кинохроники, повествующие о первых студийцах, об их традиционном месте отдыха на Оке, знаменитом палаточном лагере "РИСКорка". А затем на сцену поднялся сам Мэтр, бессменный, вот уже на протяжении тридцати лет, режиссёр театра-студии "РИСК" Геннадий Олегович Крестьянкин, который поздравил собравшихся с праздником и исполнил перефразированную песню Юрия Кукина "Тридцать лет".

Тридцать лет - это время свершений,
Тридцать лет - это возраст вершины,
Тридцать лет - это время свержений
Тех, кто раньше умами вершили.

А потом начинаешь спускаться,
Каждый шаг осторожненько взвесив:
Пятьдесят - это так же, как двадцать,
Ну, а семьдесят - так же, как десять.

Тридцать лет провели вместе с вами
Тридцать лет не сходя с этой сцены
Тридцать лет вместе горе хлебали,
И узнали побед наших цену.

Тридцать лет - это наши гастроли,
На Оке - это "Рискорка" наша,
Тридцать лет - это новые роли,
Это жизнь, словно полная чаша.

Тридцать лет - это поиски кредо,
Тридцать лет - это наши спектакли,
Тридцать лет - это радость и беды
Тридцать лет - это мало, не так ли?..

Я поднять этот тост предлагаю,
В день, когда тридцать лет отмечаем,
Не за те, что уже за плечами,
А за те, что ещё повстречаем!

Действительно, тридцать лет - это много или мало? По количеству лет не так уж и много, по тому, что сделано - не мало. Около сорока спектаклей, более восьмисот показов. Разнообразный репертуар - от классики до модерна. Таланты и поклонники, доброе имя, богатая история. Выразительная, точная и очень искренняя игра актёров, которые каждый раз заново проживают жизни своих персонажей.

И с чем, скажите, с чем можно сравнить эту игру, во время которой накал страстей на театральных подмостках, достигая своего апогея, выливается в зрительный зал и увлекает всех мощнейшим вихрем чувств и переживаний? И смогут ли высокие технологии, в частности 3D, передать необыкновенное ощущение, когда сцена театра превращается в сцену жизни, а каждый из зрителей, мысленно находясь среди главных персонажей, любит и ненавидит, борется и терпит, мучается и противостоит? Ведь прав же был Шекспир, который утверждал: "Весь мир - театр, а люди в нём - актёры".

И когда мольба Дездемоны резонирует в зале, а крик души израненного обманом Отелло, вызывая нестерпимую боль в сердце, долетает до последних рядов, разве не кажется, что театральное искусство находится вне времени и пространства, и уж тем более вне пикселей и замысловатых скринов. Потому что оно живое, оно дышащее, оно проникающее, оно человечное - и поэтому вечное!

Именно об этом в шуточной форме поведали гостям праздника молодые РИСКовцы, разыгравшие капустник на тему "Молилась ли ты на ночь, Дездемона?" в антураже IT-технологий.

Овации

Советник ректората Тульского государственного университета Самуил Давидович Фейгин: "Не много встретишь в театральном мире режиссёров, которые прожили, именно прожили, со своими актёрами целых тридцать лет. Геннадий Крестьянкин - это редкий режиссёр, это - тонко чувствующий человек, который не только РИСКнул создать театр, но который смог сохранить его, преумножить его традиции и так сплотить труппу, что все с полным правом ощущают себя членами дружной семьи. Чувствуется особая духовная связь между актёрами разных поколений. И эта духовная связь служит великому театральному искусству".

Овации не стихли. Наоборот, их усилили поздравления актёров театра-студии "На Октябрьской" и многих других театральных коллективов, которые своими выступлениями выразили РИСКовцам глубокое уважение за их актёрское мастерство.

Экспресс-интервью

Народный артист России, актёр Тульского академического театра драмы Борис Фёдорович Заволокин.

- Борис Фёдорович, Вы - представитель академической школы, Вы служите музам в том храме, который на протяжении столетий является центром театральной жизни города и области. Центром общепризнанным. А каково Ваше отношение к любительским театрам и студиям, таким как, театр-студия "РИСК"?

- Хочу начать со своего детства. Я - коренной туляк, родился и вырос в этом городе, Тула - моя малая родина. На Всехсвятском кладбище покоятся мои предки. Начинал я заниматься в театральном кружке Дворца пионеров, которым руководил прекрасный человек и прекрасный актёр (он служил в Тульском драматическом театре) Иван Иванович Иванов. Три "И". (Улыбается.) В то время театральными кружками руководили театральные артисты. И сколько таких кружков было!

Время сейчас другое, люди замкнулись в своих тесных мирках, в своих заботах, проблемах. Их сейчас очень сильно беспокоит вопрос "Как бы выжить?". По телевизору мы часто видим передачи, в которых доминирует хохма. Поверьте, не добрый и тонкий юмор, который заставляет размышлять, а именно хохма. И фильмы многие не всегда несут в себе ту смысловую нагрузку, которая необходима для воспитания подрастающего поколения. А театр олицетворяет духовность, доброту, театр вызывает зрителей на честный, открытый диалог, театр стучится в наши сердца. Поэтому то, что делает театр-студия "РИСК" - это подвиг, в прямом смысле слова. Тем более что я с хорошей завистью отношусь к молодым актёрам - у них особая энергетика, особый творческий настрой. Они не боятся РИСКовать. Кто не РИСКует, тот не пьёт шампанское!

Такие театры нужны, они учат доброте, они учат жить среди людей. Сейчас вежливость не в чести. Как часто можно услышать: "По мне лучше маленький рубль, чем большое спасибо". А ведь всё должно быть наоборот. И если люди будут чаще ходить в театр, для них вежливость станет нормой поведения.

- Борис Фёдорович, а театр может...?

- Театр не умрёт никогда! Вы знаете, как родился театр? Как только один человек передразнил другого, сразу же появился театр. Ведь все люди - актёры! Всё духовное вечно! Театр вечен!

Начальник отдела молодёжной политики Управления по физической культуре, спорту и молодёжной политике Администрации города Тулы Людмила Анатольевна Фомичёва.

- Людмила Анатольевна, как давно Вы знакомы с Геннадием Олеговичем, и при каких обстоятельствах произошло Ваше с ним знакомство?

- С Геннадием Крестьянкиным я познакомилась пятнадцать лет тому назад, мы вместе реализовывали молодёжные проекты. Геннадий Олегович выступал в качестве режиссёра. Кстати, с одного из этих проектов - он назывался "Юморина" - и начался, по сути, тульский КВН.

- Понятно, Крестьянкин - это явление. Но что Вам особенно импонирует в нём как в человеке?

- Прежде всего, харизма. Он умеет сплотить, увлечь, повести за собой. Целеустремлённость, без сомнения. Тридцать лет Геннадий Олегович возглавляет театр-студию, и все эти тридцать лет он видит перед собой перспективу. При этом никакой рутины, никаких штампов, только движение вперёд! И ещё меня очень подкупает в нём требовательность. Требовательность, прежде всего, по отношению к самому себе. А это уже говорит о внутренней порядочности.

- Людмила Анатольевна, а теперь о совместных проектах не подумываете?

- Идея такая есть. Называется она "Тульский театральный фестиваль". В Туле не очень много молодёжных театров, но они есть. И очень хочется, чтобы актёры этих театров увидели друг друга, чтобы они обменялись творческим опытом. И я предлагаю Геннадию Олеговичу воплотить эту идею в жизнь. Я предлагаю ему РИСКнуть!

Действие второе.
"Бедный Йорик или чемоданчик воспоминаний"

Театр-студию "РИСК" весьма оригинальным образом поздравили актёры экспериментального театра "Мюсли" гуманитарного факультета ТулГУ, которые своей пантомимой подчеркнули, что все воспоминания в чемоданчике только светлые. Ведь чемоданчик не простой, а театральный, и хранятся в нём воспоминания о сыгранных ролях, а роли не умирают, они лишь приобретают новое звучание. И бедный Йорик не такой уж и бедный, поскольку о нём так часто вспоминают, что он даже вошёл в пословицы и поговорки.

Затем свой капустник на суд юбиляра представил литературно-эстрадный театр "Пигмалион". Гоголевский "Ревизор". Крутой поворот событий: Станиславский и Немирович-Данченко уступают место Крестьянкину, а незадачливый кавалер терпит фиаско, поскольку не выдерживает никакой конкуренции с режиссёром.

Действие третье.
Режиссёра играе т труппа

Вместо предисловия слова преподавателя колледжа культуры и искусства города Тулы Генриха Викторовича Каспина: "Театр-студия "РИСК" не просто играет жизнь человеческого духа, но и проводит её исследование".

Оказывается, все актёры - это театрашки, которые "... на сцене вместе с Геной. Он необыкновенный. Он - самый лучший в мире режиссёр!". А ещё он - главный инженер человеческих душ, который предоставил своим актёрам возможность максимально раскрыться на сцене и подарить своё творчество людям. И кто они, эти РИСКовцы? Ребята, Идущие Сеять Кокос? Нет! Ребята, Ищущие Свой Костюм? Нет! Это - Ребята, Ищущие Своё Кредо! И под таким девизом все тридцать лет.

Самым первым РИСКовцам уже далеко за сорок, самым молодым ещё нет и двадцати. И все они поднялись на сцену, чтобы не только выразить любимому театру благодарность, но и чтобы продемонстрировать своё театральное братство.

Звёзды

Ольга Лазарева пришла в театр-студию "РИСК" в 1983 году, будучи первокурсницей машиностроительного факультета. В то время в политехе существовал факультет общественных профессий (ФОП), и каждый студент мог выбрать себе дело по душе. И вот за компанию с подругой Оля решила посетить первую репетицию театра. По словам актрисы, это была случайность. Но мы-то с вами знаем, что в каждой случайности скрыта доля закономерности. И как много будущих знаменитостей пришли в своё время за компанию с подругами и друзьями поступать в "Щуку" или "Щепку", и где теперь эти друзья и подруги? То же самое произошло и с Ольгой: подруга вскоре ушла, а Ольга осталась. Как оказалось, на долгие годы.

Сначала играла в массовых сценах, затем в её театральном репертуаре появились и главные роли, и второстепенные. Как подчеркнула Ольга, Геннадий Олегович умел чувствовать всех своих актёров, выхватывал их своим цепким профессиональным взглядом и "одевал" в образ. Он сразу понимал, кто будет блистать в первых ролях, кто станет гением эпизодов. И студийцы не обижались. Да и что обижаться? Вспомните Савелия Крамарова! Мастер ролей второго плана! Чаще всего фильмы только на нём и держались. Люди шли на Крамарова. Да и Станиславский говаривал: "Нет маленьких ролей, есть маленькие актёры". Так вот, у Крестьянкина маленьких актёров не было и нет. Только хорошие актёры на разных ролях.

После окончания Тульского политехнического института Ольга Лазарева пришла работать в ОАО "Октава". Там и сейчас работает. Но с "РИСКом" не рассталась, по сей день: играет в спектаклях, является художником по гриму. И, как говорят собратья по творческому цеху, достигла в этом, только на первый взгляд кажущимся легким, ремесле вершин мастерства.

Бывший машфаковец Юрий Лосев - ветеран сцены. В театр пришёл на второй день после объявления о первом наборе. До этого ни в каких театральных коллективах не занимался, а тут вдруг потянуло.

"Вы знаете, что для меня значил "РИСК", - сказал он в беседе с корреспондентом. - Он значил для меня жизнь. Благодаря театру-студии я научился чувствовать и понимать людей, строить с ними свои отношения, я научился различать тона и полутона. Мы жили в "РИСКе", мы свои поступки соизмеряли с "РИСКом", мы влюблялись в "РИСКе". Столько интересных событий, столько впечатлений! Доходило и до смешного. У всех РИСКовцев было безобидное амплуа под названием "Хам в хорошем смысле слова". Честное слово, хамством там и не пахло - "пахло" лицедейством, которое можно было весьма успешно использовать и в обыденной жизни. Однажды мы, студийцы, предприняли творческий рейд в Москву и на фоне тотального дефицита восьмидесятых благодаря этому самому лицедейству смогли без очереди купить в универмаге "Смоленский" вожделенную сырокопчёную колбасу. Что я могу сказать... Сегодня для меня не просто юбилей театра-студии, но и юбилей самой счастливой поры в моей жизни".

Действие четвёртое.
"А не замахнуться ли нам на Вильяма нашего, Шекспира!"

Замахнулись! В "гамлетовском стиле" - шпага, живая и мёртвая вода, книга - посвятили в актёры самых юных студийцев. Те поклялись быть ищущими, неуспокоенными, искренними и одержимыми творчеством. А затем слово взял "демонический мужчина", который обожает селёдку, да ещё с репчатым луком, и к тому же служил в армии. Было весьма логично предположить, что после "Демонических женщин" обязательно появятся демонические представители сильного пола.

Интервью за кулисами.
Будущие "звёздочки"

Первокурсник Никита Колобаев учится в институте высокоточных систем им. В.П. Грязева на машиностроительном факультете. Как признался РИСКовец, придя с мамой знакомиться с вузом, он услышал про театр-студию. Мама была всячески "за"! Тем более что в свободное от работы время Никитина мама - преподаватель русского языка и литературы - занимается организацией праздников. Кроме того, Никите чуть-чуть подфартило - в юбилейный год в театре-студии не было кастинга. По мнению молодого человека, Геннадий Олегович - режиссёр справедливый, а его советы не только полезны, но и ценны.

На вопрос корреспондента, не кричит ли Крестьянкин как Станиславский "Не верю!!", когда ребята не очень достоверно играют, Никита ответил: "Как Станиславский не кричит, но своё выраженьице имеет. "Колхозные актёры!!!". Это когда мы уж очень наигрываем. Вы только не подумайте, что здесь какой-то негатив по отношению к колхозникам скрыт. Отнюдь! Просто актёр своё дело должен хорошо знать и делать, а колхозник - своё. Толк нужен".

Поскольку "стаж" у Никиты небольшой, его пока только вводят в спектакли. Но для юноши этот опыт очень важен, впереди, он надеется, его ждут интересные и даже главные роли!

Второкурсница естественно-научного факультета Екатерина Сидлеренок в театр-студию "РИСК" пришла одиннадцатиклассницей. Живёт Катя в селе Карамышево Щёкинского района. В один из приездов в Тулу услышала об университетском театре и решила попытать счастья. Прочитала басню, стихотворение, отрывок из прозы и прошла, поступила в труппу театра!

"Актёры у нас очень дружные, - подчеркнула Екатерина. Театральные "старички" (не по возрасту, а по годам в искусстве) разрабатывают идеи, а молодёжь их претворяет в жизнь. У творческого коллектива "РИСКа" два постулата - "думать" и "уважать". Есть ещё несколько аксиом и принципов существования на сцене. Один из них заключается в том, чтобы не навредить партнёру, не сломать его импровизацию, а продолжить её, дополнив своими сценическими находками. Существует ещё аксиома кайфа. Надо получать удовольствие от творчества, от всего того, что ты делаешь на сцене. Геннадий Олегович учит нас любить театр, любить зрителей, любить свои роли. Ведь театр наш называется любительским, от слова "любить". Что касается ролей, о которых мечтаешь, мне очень хочется сыграть безумную Катарину. Так её образ решил наш режиссёр Геннадий Крестьянкин в спектакле "Укрощение строптивой" по Вильяму Шекспиру. Персонаж трагический и мощный одновременно. Поэтому, перефразируя Станиславского, "войти в кожу такого персонажа" для любого актёра большая честь".

"Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались". Или Эльсинор навсегда!

Фотография на память, капустники, песни под гитару, тёплые слова поздравлений от бывших РИСКовцев, проживающих в Испании, Португалии, Канаде, США, Израиле, Италии, Австрии, в разных уголках России. Свои приветы, в том числе и видео, прислали Михаил Штейнбук из США, Лариса Прудаева из Испании, Валентин Камчатников и Вадим Баранов из Канады, Александр Черкасов из Краснодара и многие другие, для кого театр-студия "РИСК" стал целой эпохой - эпохой обретения творческих сил и проявления творческого духа!

А когда же будет ЗАНАВЕС, спросит неискушённый читатель... А занавеса не будет. Нет, конечно же, спектакли будут начинаться и заканчиваться. Актёры будут выходить на поклон, получать цветы и аплодисменты. Но весь смысл заключается в том, что у театра-студии такого высокого творческого потенциала будущее тоже высокое. В творческом плане! Ведь тот, кто не РИСКует, в "РИСКе" не играет! А РИСК, как известно, дело благородное!

Татьяна КРИКУНОВА
30 ноября 2010 года.


[Вернуться к обзору прессы]   [На страницу репертуара]